4#

Портрет Дориана Грея. - параллельный перевод

Изучайте английский язык с помощью параллельного текста книги "Портрет Дориана Грея". Метод интервальных повторений для пополнения словарного запаса английских слов. Встроенный словарь. Аналог метода Ильи Франка по изучению английского языка. Всего 732 книги и 2104 познавательных видеоролика в бесплатном доступе.

страница 37 из 222  ←предыдущая следующая→ ...

What a pity it was that such beauty was destined to fade!...
Как жаль, что такой красоте суждено увянуть!..
And Basil?
А Бэзил?
From a psychological point of view, how interesting he was!
Как психологически интересно то, что он говорил!
The new manner in art, the fresh mode of looking at life, suggested so strangely by the merely visible presence of one who was unconscious of it all; the silent spirit that dwelt in dim woodland, and walked unseen in open field, suddenly showing herself, Dryad-like and not afraid, because in his soul who sought for her there had been wakened that wonderful vision to which alone are wonderful things revealed; the mere shapes and patterns of things becoming, as it were, refined, and gaining a kind of symbolical value, as though they were themselves patterns of some other and more perfect form whose shadow they made real: how strange it all was!
Новая манера в живописи, новое восприятие действительности, неожиданно возникшее благодаря одному лишь присутствию человека, который об этом и не подозревает...
Душа природы, обитавшая в дремучих лесах, бродившая в чистом поле, дотоле незримая и безгласная, вдруг, как Дриада, явилась художнику без всякого страха, ибо его душе, давпо ее искавшей, дана та вдохновенная прозорливость, которой только и открываются дивные тайны; и простые формы, образы вещей обрели высокое совершенство и некий символический смысл, словно являя художнику иную, более совершенную форму, которая из смутной грезы превратилась в реальность.
Как это все необычайно!
He remembered something like it in history.
Нечто подобное бывало и в прошлые века.
Was it not Plato, that artist in thought, who had first analysed it?
Платон, для которого мышление было искусством, первый задумался над этим чудом.
Was it not Buonarotti who had carved it in the coloured marbles of a sonnet-sequence?
А Буонарроти?
Разве не выразил он его в своем цикле сонетов, высеченных в цветном мраморе?
But in our own century it was strange....
Но в наш век это удивительно...
Yes; he would try to be to Dorian Gray what, without knowing it, the lad was to the painter who had fashioned the wonderful portrait.
И лорд Генри решил, что ему следует стать для Дориана Грея тем, чем Дориан, сам того не зная, стал для художника, создавшего его великолепный портрет.
He would seek to dominate him—had already, indeed, half done so.
He would make that wonderful spirit his own.
Он попытается покорить Дориана, -- собственно, он уже наполовину этого достиг, -- и душа чудесного юноши будет принадлежать ему.
There was something fascinating in this son of Love and Death.
Как щедро одарила судьба это дитя Любви и Смерти!
Suddenly he stopped, and glanced up at the houses.
Лорд Генри вдруг остановился и окинул взглядом соседние дома.
He found that he had passed his aunt's some distance, and, smiling to himself, turned back.
Увидев, что он уже миновал дом своей тетушки и отошел от него довольно далеко, он, посмеиваясь над собой, повернул обратно.
When he entered the somewhat sombre hall the butler told him that they had gone in to lunch.
Когда он вошел в темноватую прихожую, дворецкий доложил ему, что все уже в столовой.
He gave one of the footmen his hat and stick, and passed into the dining-room.
Лорд Генри отдал одному из лакеев шляпу и трость и прошел туда.
"Late as usual, Harry," cried his aunt, shaking her head at him.
-- Ты, как всегда, опаздываешь, Гарри! -- воскликнула его тетушка, укоризненно качая головой.
He invented a facile excuse, and having taken the vacant seat next to her, looked round to see who was there.
Он извинился, тут же придумав какое-то объяснение, и, сев на свободный стул рядом с хозяйкой дома, обвел глазами собравшихся гостей.
Dorian bowed to him shyly from the end of the table, a flush of pleasure stealing into his cheek.
С другого конца стола ему застенчиво кивнул Дориан, краснея от удовольствия.
Opposite was the Duchess of Harley; a lady of admirable good-nature and good temper, much liked by everyone who knew her, and of those ample architectural proportions that in women who are not Duchesses are described by contemporary historians as stoutness.
Напротив сидела герцогиня Харли, очень любимая всеми, кто ее знал, дама в высшей степени кроткого и веселого права и тех архитектурных пропорций, которые современные историки называют тучностью (когда речь идет не о герцогинях!).
скачать в HTML/PDF
share
основано на 12 оценках: 4 из 5 1