4#

Сага о Форсайтах. Интерлюдия. Последнее лето Форсайта. - параллельный перевод

Изучайте английский язык с помощью параллельного текста книги "Сага о Форсайтах. Интерлюдия. Последнее лето Форсайта". Метод интервальных повторений для пополнения словарного запаса английских слов. Встроенный словарь. Аналог метода Ильи Франка по изучению английского языка. Всего 760 книг и 2198 познавательных видеороликов в бесплатном доступе.

страница 54 из 55  ←предыдущая следующая→ ...

Holly and Mam’zelle would be in the schoolroom, and the servants asleep after their dinner, he shouldn’t wonder.
Холли и mam'zeile, верно, в классной, прислуга, скорее всего, пообедала и спит.
He opened his door cautiously, and went downstairs.
Он осторожно отворил дверь и сошёл вниз.
In the hall the dog Balthasar lay solitary, and, followed by him, old Jolyon passed into his study and out into the burning afternoon.
В холле одиноко лежал пёс Балтазар, и в сопровождении его старый Джолион прошёл в свой кабинет, а оттуда — на палящее солнце.
He meant to go down and meet her in the coppice, but felt at once he could not manage that in this heat.
Он думал пойти встретить её в роще, но сейчас же почувствовал, что не сможет в такую жару.
He sat down instead under the oak tree by the swing, and the dog Balthasar, who also felt the heat, lay down beside him.
Тогда он уселся под старым дубом около качелей, и пёс Балтазар, тоже страдавший от жары, улёгся у его ног.
He sat there smiling.
Он сидел и улыбался.
What a revel of bright minutes!
Какой буйный, яркий день!
What a hum of insects, and cooing of pigeons!
Как жужжат насекомые, воркуют голуби!
It was the quintessence of a summer day.
Квинтэссенция летнего дня.
Lovely!
Дивно!
And he was happy — happy as a sand-boy, whatever that might be.
И он был счастлив, счастлив, как мальчишка.
She was coming; she had not given him up!
Она приедет; она его не бросила.
He had everything in life he wanted — except a little more breath, and less weight — just here!
У него есть все, чего он хочет в жизни, если бы только полегче было дышать и не так давило вот тут!
He would see her when she emerged from the fernery, come swaying just a little, a violet-grey figure passing over the daisies and dandelions and ‘soldiers’ on the lawn — the soldiers with their flowery crowns.
Он увидит её, когда она выйдет из папоротников, подойдёт, чуть покачиваясь, серолиловая фигурка, пройдёт по ромашкам, и одуванчикам, и макам газона — по макам с цветущими шапками.
He would not move, but she would come up to him and say:
Он не пошевельнётся, но она подойдёт к нему и скажет:
‘Dear Uncle Jolyon, I am sorry!’ and sit in the swing and let him look at her and tell her that he had not been very well but was all right now; and that dog would lick her hand.
«Милый дядя Джолион, простите!», и сядет на качели, и он сможет глядеть на неё и рассказать ей, что он немножко прихворнул, но сейчас совсем здоров; и пёс будет лизать ей руку.
That dog knew his master was fond of her; that dog was a good dog.
Пёс знает, что хозяин её любит; хороший пёс.
It was quite shady under the tree; the sun could not get at him, only make the rest of the world bright so that he could see the Grand Stand at Epsom away out there, very far, and the cows cropping the clover in the field and swishing at the flies with their tails.
Под густыми ветвями было совсем тенисто; солнце не проникало к нему, только озаряло весь мир вокруг, так что был виден Эпсомский ипподром вон там, очень далеко, и коровы, что паслись в клевере, обмахиваясь хвостами от мух.
He smelled the scent of limes, and lavender.
Пахло липами и мятой.
Ah! that was why there was such a racket of bees.
А, вот почему так шумели пчелы.
скачать в HTML/PDF
share