4#

Сага о Форсайтах. Интерлюдия. Последнее лето Форсайта. - параллельный перевод

Изучайте английский язык с помощью параллельного текста книги "Сага о Форсайтах. Интерлюдия. Последнее лето Форсайта". Метод интервальных повторений для пополнения словарного запаса английских слов. Встроенный словарь. Аналог метода Ильи Франка по изучению английского языка. Всего 760 книг и 2198 познавательных видеороликов в бесплатном доступе.

страница 7 из 55  ←предыдущая следующая→ ...

Arrived at the edge, old Jolyon stood, noting another water-lily opened since yesterday; he would show it to Holly to-morrow, when ‘his little sweet’ had got over the upset which had followed on her eating a tomato at lunch — her little arrangements were very delicate.
Дойдя до берега, старый Джолион остановился, заметив, что со вчерашнего дня распустилась ещё одна лилия; завтра он покажет её Холли, когда его «детка» оправится от расстройства, вызванного съеденным за обедом помидором; желудочек у неё очень нежный.
Now that Jolly had gone to school — his first term — Holly was with him nearly all day long, and he missed her badly.
Теперь, когда Джолли уехал учиться — первый год в школе, девочка почти весь день проводила с ним, и он очень скучал без неё.
He felt that pain too, which often bothered him now, a little dragging at his left side.
И ещё он ощущал боль, которая теперь часто беспокоила его: немного ныло в левом боку.
He looked back up the hill.
Он оглянулся вверх, на дом.
Really, poor young Bosinney had made an uncommonly good job of the house; he would have done very well for himself if he had lived!
Право же, этот Босини отлично справился со своей задачей; он сделал бы прекрасную карьеру, если б остался жив.
And where was he now?
А где он теперь?
Perhaps, still haunting this, the site of his last work, of his tragic love affair.
Может быть, все ещё бродит здесь, на месте своей последней работы, своего несчастного романа.
Or was Philip Bosinney’s spirit diffused in the general?
Или дух Филипа Босини растворился во вселенной?
Who could say?
Кто скажет?
That dog was getting his legs muddy!
Эта собака себе все лапы выпачкает!
And he moved towards the coppice.
И он двинулся к роще.
There had been the most delightful lot of bluebells, and he knew where some still lingered like little patches of sky fallen in between the trees, away out of the sun.
Он как-то нашёл там очаровательные колокольчики и знал, где они ещё доцветали, как кусочки неба, упавшие среди деревьев подальше от солнца.
He passed the cow-houses and the hen-houses there installed, and pursued a path into the thick of the saplings, making for one of the bluebell plots.
Он миновал стойла и курятники, построенные на опушке, и направился по узкой тропинке в гущу молодых деревьев, туда, где росли колокольчики.
Balthasar, preceding him once more, uttered a low growl.
Балтазар, снова обогнавший его, тихо зарычал.
Old Jolyon stirred him with his foot, but the dog remained motionless, just where there was no room to pass, and the hair rose slowly along the centre of his woolly back.
Старый Джолион подтолкнул его ногой, но пёс словно прирос к земле, как раз в таком месте, где его нельзя было обойти, и шерсть на его косматой спине медленно поднялась.
Whether from the growl and the look of the dog’s stivered hair, or from the sensation which a man feels in a wood, old Jolyon also felt something move along his spine.
От рычания ли и вида ощетинившегося пса, или от ощущения, которое находит на человека в лесу, только старый Джолион и сам почувствовал, словно по спине у него прошёл холодок.
And then the path turned, and there was an old mossy log, and on it a woman sitting.
А потом тропинка свернула, и было там упавшее дерево, поросшее мхом, и на нём сидела женщина.
Her face was turned away, and he had just time to think:
Лица её не было видно, и он только успел подумать:
‘She’s trespassing — I must have a board put up!’ before she turned.
«Зашла на чужой участок, нужно прибить дощечку», — как она оглянулась.
скачать в HTML/PDF
share