6#

Тайный агент. - параллельный перевод

Изучайте английский язык с помощью параллельного текста книги "Тайный агент". Метод интервальных повторений для пополнения словарного запаса английских слов. Встроенный словарь. Аналог метода Ильи Франка по изучению английского языка. Всего 772 книги и 2249 познавательных видеороликов в бесплатном доступе.

Последние добавленные на изучение слова (изучено 0 для этой книги)

страница 1 из 264  ←предыдущая следующая→ ...

Joseph Conrad
 ДЖОЗЕФ КОНРАД.
The Secret Agent
ТАЙНЫЙ АГЕНТ
       A Simple Tale
ПРОСТАЯ ИСТОРИЯ
CHAPTER I
Глава первая
Mr Verloc, going out in the morning, left his shop nominally in charge of his brother-in-law.
Выходя по утрам, мистер Верлок оставлял свою лавку, как считалось, под присмотром шурина.
  It could be done, because there was very little business at any time, and practically none at all before the evening.
Поскольку покупателей в любое время было очень немного, а ближе к вечеру, по сути, они и вовсе не заглядывали, это можно было себе позволить.
  Mr Verloc cared but little about his ostensible business.
Мистера, Верлока мало интересовало дело, которым, на сторонний взгляд, он занимался.
  And, moreover, his wife was in charge of his brother-in-law.
А кроме того, за шурином приглядывала жена мистера Верлока.
The shop was small, and so was the house.
  It was one of those grimy brick houses which existed in large quantities before the era of reconstruction dawned upon London.
Лавка была невелика, как и дом, — один из тех закопченных кирпичных домов, которых оставалось так много в Лондоне, до того как он вступил в эру перестройки.
  The shop was a square box of a place, with the front glazed in small panes.
Лавка представляла собой подобие ящика с витриной из стекла в мелком переплете.
  In the daytime the door remained closed; in the evening it stood discreetly but suspiciously ajar.
Днем дверь закрывали; по вечерам она была подозрительно, пусть и чуточку, приотворена.
The window contained photographs of more or less undressed dancing girls; nondescript packages in wrappers like patent medicines; closed yellow paper envelopes, very flimsy, and marked two-and-six in heavy black figures; a few numbers of ancient French comic publications hung across a string as if to dry; a dingy blue china bowl, a casket of black wood, bottles of marking ink, and rubber stamps; a few books, with titles hinting at impropriety; a few apparently old copies of obscure newspapers, badly printed, with titles like The Torch, The Gong—rousing titles.
В витрине располагались фотографии танцовщиц, более или менее раздетых; невзрачные, завернутые в упаковочную бумагу коробочки — в таких обычно продают патентованные лекарства; мятые, запечатанные конверты из желтой бумаги, на которых жирно были выведены черные цифры — «два» и «шесть»; несколько номеров старинного французского комикса — они висели в ряд на веревке, словно для просушки; стояли грязноватая чаша из голубого фарфора, ларчик черного дерева, бутылки с несмываемыми чернилами; лежали печати из резины, с полдюжины книг с названиями, намекавшими на нечто непристойное, пара-тройка экземпляров несвежих, малоизвестных, скверно напечатанных газет со звучными названиями — такими как
«Факел» или
«Гонг».
  And the two gas jets inside the panes were always turned low, either for economy’s sake or for the sake of the customers.
Два газовых рожка за стеклом витрины горели всегда вполсилы — то ли в целях экономии, то ли в интересах покупателей.
These customers were either very young men, who hung about the window for a time before slipping in suddenly; or men of a more mature age, but looking generally as if they were not in funds.
Покупателями этими были либо очень молодые люди, которые, перед тем как собраться с духом и проскользнуть в дверь, долго крутились перед витриной, либо люди более зрелые, но, как правило, на вид не слишком состоятельные.
  Some of that last kind had the collars of their overcoats turned right up to their moustaches, and traces of mud on the bottom of their nether garments, which had the appearance of being much worn and not very valuable.
У некоторых из последних воротники пальто были подняты до самых усов, а нижняя часть брюк, поношенных и весьма непрезентабельных, покрыта следами грязи.
  And the legs inside them did not, as a general rule, seem of much account either.
Да и ноги, видневшиеся из-под этой драпировки, обыкновенно не производили впечатления.
  With their hands plunged deep in the side pockets of their coats, they dodged in sideways, one shoulder first, as if afraid to start the bell going.
Засунув руки в карманы пальто, эти субъекты заныривали в дверь боком, вперед плечом, как будто боясь потревожить колокольчик.
скачать в HTML/PDF
share

←предыдущая следующая→ ...