StudyEnglishWords

5#

Три мушкетера. Часть вторая. - параллельный перевод

Изучайте английский язык с помощью параллельного текста книги "Три мушкетера. Часть вторая". Метод интервальных повторений для пополнения словарного запаса английских слов. Встроенный словарь. Всего 392 книги и 1726 познавательных видеороликов в бесплатном доступе.

страница 100 из 310  ←предыдущая следующая→ ...

As it is not our intention to give a journal of the siege, but on the contrary only to describe such of the events of it as are connected with the story we are relating, we will content ourselves with saying in two words that the expedition succeeded, to the great astonishment of the king and the great glory of the cardinal.
The English, repulsed foot by foot, beaten in all encounters, and defeated in the passage of the Isle of Loie, were obliged to re-embark, leaving on the field of battle two thousand men, among whom were five colonels, three lieutenant colonels, two hundred and fifty captains, twenty gentlemen of rank, four pieces of cannon, and sixty flags, which were taken to Paris by Claude de St. Simon, and suspended with great pomp in the arches of Notre Dame.
Не имея намерения подробно описывать осаду и приводя лишь те события, которые имеют непосредственную связь с рассказываемой нами историей, скажем вкратце, что это предприятие удалось, вызвав большое удивление короля и доставив громкую славу кардиналу Англичане, теснимые шаг за шагом, терпящие поражение при каждой стычке и окончательно разбитые при переходе с острова Луа, вынуждены были снова сесть на свои суда, оставив на поле боя две тысячи человек, и среди них пять полковников, три подполковника, двести пятьдесят капитанов и двадцать знатных дворян, а кроме того, четыре пушки и шестьдесят знамен, доставленных Клодом де Сен-Симоном в Париж и с торжеством подвешенных к сводам собора Парижской богоматери.
Te Deums were chanted in camp, and afterward throughout France.
Благодарственные молебны служили сперва в лагере, а потом уже и по всей Франции.
The cardinal was left free to carry on the siege, without having, at least at the present, anything to fear on the part of the English.
Итак, кардинал имел теперь возможность продолжать осаду, ничего не опасаясь, по крайней мере временно, со стороны англичан.
But it must be acknowledged, this response was but momentary.
Но, как мы только что сказали, это спокойствие оказалось лишь временным.
An envoy of the Duke of Buckingham, named Montague, was taken, and proof was obtained of a league between the German Empire, Spain, England, and Lorraine.
Один из курьеров герцога Бекингэмского, по имени Монтегю, был взят в плен, и через него стало известно о существовании союза между Австрией, Испанией, Англией и Лотарингией.
This league was directed against France.
Этот союз был направлен против Франции.
Still further, in Buckingham's lodging, which he had been forced to abandon more precipitately than he expected, papers were found which confirmed this alliance and which, as the cardinal asserts in his memoirs, strongly compromised Mme. de Chevreuse and consequently the queen.
Больше того, в ставке Бекингэма, которому пришлось покинуть ее более поспешно, чем он предполагал, были найдены документы, еще раз подтверждавшие существование такого союза, и эти бумаги, как уверяет кардинал в своих
«Мемуарах», бросали тень на г-жу де Шеврез и, следовательно, на королеву.
It was upon the cardinal that all the responsibility fell, for one is not a despotic minister without responsibility.
Вся ответственность падала на кардинала, ибо нельзя быть полновластным министром, не неся при этом ответственности.
All, therefore, of the vast resources of his genius were at work night and day, engaged in listening to the least report heard in any of the great kingdoms of Europe.
Поэтому, напрягая все силы своего разностороннего ума, он днем и ночью следил за малейшими изменениями, происходившими в каком-либо из великих государств Европы.
The cardinal was acquainted with the activity, and more particularly the hatred, of Buckingham.
Кардиналу была известна энергия, а главное — сила ненависти Бекингзма.
If the league which threatened France triumphed, all his influence would be lost.
Spanish policy and Austrian policy would have their representatives in the cabinet of the Louvre, where they had as yet but partisans; and he, Richelieu—the French minister, the national minister—would be ruined.
Если бы угрожавший Франции союз одержал победу, все влияние его, кардинала, было бы утрачено: испанская и австрийская политика получила бы тогда своих постоянных представителей в луврском кабинете, где пока что она имела лишь отдельных сторонников, и он, Ришелье, французский министр, министр национальный по преимуществу, был бы уничтожен.
скачать в HTML/PDF
share