5#

Три мушкетера. Часть вторая. - параллельный перевод

Изучайте английский язык с помощью параллельного текста книги "Три мушкетера. Часть вторая". Метод интервальных повторений для пополнения словарного запаса английских слов. Встроенный словарь. Аналог метода Ильи Франка по изучению английского языка. Всего 696 книг и 2009 познавательных видеороликов в бесплатном доступе.

страница 12 из 310  ←предыдущая следующая→ ...

The clerks, who, as it appeared, had smelled unusual perfumes in the house, were of military punctuality, and held their stools in hand quite ready to sit down.
Писцы, видимо почуявшие в доме необычные запахи, явились с военной точностью и, держа в руках табуреты, стояли наготове.
Their jaws moved preliminarily with fearful threatenings.
Их челюсти шевелились заранее и таили угрозу.
"Indeed!" thought Porthos, casting a glance at the three hungry clerks—for the errand boy, as might be expected, was not admitted to the honors of the magisterial table, "in my cousin's place, I would not keep such gourmands!
«Ну и ну! — подумал Портос, бросив взгляд на три голодные физиономии, ибо мальчуган не был, разумеется, допущен к общему столу. 
— Ну и ну!
На месте моего кузена я не стал бы держать таких обжор.
They look like shipwrecked sailors who have not eaten for six weeks."
Их можно принять за людей, потерпевших кораблекрушение и не видавших пищи целых шесть недель».
M.
Coquenard entered, pushed along upon his armchair with casters by Mme.
Coquenard, whom Porthos assisted in rolling her husband up to the table.
Появился мэтр Кокнар; его везла в кресле на колесах г-жа Кокнар, и Портос поспешил помочь ей подкатить мужа к столу.
Появился мэтр Кокнар
He had scarcely entered when he began to agitate his nose and his jaws after the example of his clerks.
Как только прокурор оказался в столовой, его челюсти и ноздри зашевелились точно так же, как у писцов.
"Oh, oh!" said he; "here is a soup which is rather inviting."
— Ого! — произнес он. 
— Как аппетитно пахнет суп!
"What the devil can they smell so extraordinary in this soup?" said Porthos, at the sight of a pale liquid, abundant but entirely free from meat, on the surface of which a few crusts swam about as rare as the islands of an archipelago.
«Что необыкновенного, черт возьми, находят они все в этом супе?» — подумал Портос при виде бледного бульона, которого, правда, было много, но в котором не было ни капли жиру, а плавало лишь несколько гренок, редких, как острова архипелага.
Mme.
Coquenard smiled, and upon a sign from her everyone eagerly took his seat.
Г-жа Кокнар улыбнулась, и по ее знаку все поспешно расселись по местам.
M.
Coquenard was served first, then Porthos.
Afterward Mme.
Coquenard filled her own plate, and distributed the crusts without soup to the impatient clerks.
Первому подали мэтру Кокнару, потом Портосу; затем г-жа Кокнар налила свою тарелку и разделила гренки без бульона между нетерпеливо ожидавшими писцами.
At this moment the door of the dining room unclosed with a creak, and Porthos perceived through the half-open flap the little clerk who, not being allowed to take part in the feast, ate his dry bread in the passage with the double odor of the dining room and kitchen.
В эту минуту дверь в столовую со скрипом отворилась, и сквозь полуоткрытые створки Портос увидел маленького писца; не имея возможности принять участие в пиршестве, он ел свой хлеб, одновременно наслаждаясь запахом кухни и запахом столовой.
After the soup the maid brought a boiled fowl—a piece of magnificence which caused the eyes of the diners to dilate in such a manner that they seemed ready to burst.
После супа служанка подала вареную курицу — роскошь, при виде которой глаза у всех присутствующих чуть не вылезли на лоб.
"One may see that you love your family, Madame Coquenard," said the procurator, with a smile that was almost tragic.
— Сразу видно, что вы любите ваших родственников, госпожа Кокнар, — сказал прокурор с трагической улыбкой. 
"You are certainly treating your cousin very handsomely!"
— Нет сомнения, что всем этим мы обязаны только вашему кузену.
The poor fowl was thin, and covered with one of those thick, bristly skins through which the teeth cannot penetrate with all their efforts.
The fowl must have been sought for a long time on the perch, to which it had retired to die of old age.
Бедная курица была худа и покрыта той толстой и щетинистой кожей, которую, несмотря на все усилия, не могут пробить никакие кости; должно быть, ее долго искали, пока, наконец, не нашли на насесте, где она спряталась, чтобы спокойно умереть от старости.
скачать в HTML/PDF
share