StudyEnglishWords

5#

Три мушкетера. Часть вторая. - параллельный перевод

Изучайте английский язык с помощью параллельного текста книги "Три мушкетера. Часть вторая". Метод интервальных повторений для пополнения словарного запаса английских слов. Встроенный словарь. Всего 378 книг и 1726 познавательных видеороликов в бесплатном доступе.

страница 150 из 310  ←предыдущая следующая→ ...

But this, Planchet, is so serious and important that I have not informed my friends that I would entrust this secret to you; and for a captain's commission I would not write it."
Но, видишь ли, Планше, это настолько важно и настолько серьезно, что я не признался в том, что доверяю тебе эту тайну, даже моим друзьям и не написал бы этого в письме, даже если бы меня пообещали произвести в капитаны.
"Be satisfied, monsieur," said Planchet, "you shall see if confidence can be placed in me."
— Будьте спокойны, сударь, вы увидите, что на меня можно во всем положиться.
Mounted on an excellent horse, which he was to leave at the end of twenty leagues in order to take the post, Planchet set off at a gallop, his spirits a little depressed by the triple promise made him by the Musketeers, but otherwise as light-hearted as possible.
Сев на превосходного коня, которого он должен был оставить в двадцати лье от лагеря, чтобы ехать дальше на почтовых, Планше поскакал галопом; и, хотя сердце у него слегка щемило при воспоминании о трех обещаниях мушкетеров, он все-таки был в отличном расположении духа.
Bazin set out the next day for Tours, and was allowed eight days for performing his commission.
Базен уехал на следующее утро в Тур; ему дано было восемь дней на то, чтобы исполнить возложенное на него поручение.
The four friends, during the period of these two absences, had, as may well be supposed, the eye on the watch, the nose to the wind, and the ear on the hark.
Все то время, пока их посланцы отсутствовали, четыре друга, разумеется, более чем когда-нибудь были настороже и держали ухо востро.
Their days were passed in endeavoring to catch all that was said, in observing the proceeding of the cardinal, and in looking out for all the couriers who arrived.
Они целые дни подслушивали, что говорится кругом, следили за действиями кардинала и разнюхивали, не прибыл ли к Ришелье какой-нибудь гонец.
More than once an involuntary trembling seized them when called upon for some unexpected service.
Не раз их охватывал трепет, когда их неожиданно вызывали для несения служебных обязанностей.
They had, besides, to look constantly to their own proper safety; Milady was a phantom which, when it had once appeared to people, did not allow them to sleep very quietly.
К тому же им приходилось оберегать и собственную безопасность: миледи была привидением, которое, раз явившись человеку, не давало ему больше спать спокойно.
On the morning of the eighth day, Bazin, fresh as ever, and smiling, according to custom, entered the cabaret of the Parpaillot as the four friends were sitting down to breakfast, saying, as had been agreed upon:
Утром восьмого дня Базен, бодрый, как всегда, и, по своему обыкновению, улыбающийся, вошел в кабачок
«Нечестивец» в то время, когда четверо друзей завтракали там, и сказал, как было условлено:
"Monsieur Aramis, the answer from your cousin."
— Господин Арамис, вот ответ вашей кузины.
The four friends exchanged a joyful glance; half of the work was done.
It is true, however, that it was the shorter and easier part.
Друзья радостно переглянулись: половина дела была сделана; правда, эта половина была более легкая и требовала меньше времени.
Aramis, blushing in spite of himself, took the letter, which was in a large, coarse hand and not particular for its orthography.
Арамис, невольно покраснев, взял письмо, написанное неуклюжим почерком и с орфографическими ошибками.
"Good God!" cried he, laughing,
— О боже мой! — смеясь, воскликнул он. 
"I quite despair of my poor Michon; she will never write like Monsieur de Voiture."
— Я положительно теряю надежду: бедняжка Мишон никогда не научится писать, как господин де Вуатюр!
"What does you mean by boor Michon?" said the Swiss, who was chatting with the four friends when the letter came.
— Што это за петная Мишон? — спросил швейцарец, беседовавший с четырьмя друзьями в ту минуту, как пришло письмо.
скачать в HTML/PDF
share