5#

Три мушкетера. Часть вторая. - параллельный перевод

Изучайте английский язык с помощью параллельного текста книги "Три мушкетера. Часть вторая". Метод интервальных повторений для пополнения словарного запаса английских слов. Встроенный словарь. Аналог метода Ильи Франка по изучению английского языка. Всего 815 книг и 2646 познавательных видеороликов в бесплатном доступе.

страница 151 из 310  ←предыдущая следующая→ ...

"Oh, pardieu, less than nothing," said Aramis; "a charming little seamstress, whom I love dearly and from whose hand I requested a few lines as a sort of keepsake."
— Ах, боже мой, да почти ничто! — ответил Арамис. 
— Очаровательная юная белошвейка, я ее очень любил и попросил написать мне на память несколько строк.
"The duvil!" said the Swiss, "if she is as great a lady as her writing is large, you are a lucky fellow, gomrade!"
— Шёрт фосьми, если она такая польшая тама, как ее пуквы, вы счастлифец, тофарищ! — сказал швейцарец.
Aramis read the letter, and passed it to Athos.
Арамис просмотрел письмо и передал его Атосу.
"See what she writes to me, Athos," said he.
— Почитайте-ка, что она пишет, Атос, — предложил он.
Athos cast a glance over the epistle, and to disperse all the suspicions that might have been created, read aloud:
Атос пробежал глазами это послание и, желая рассеять все подозрения, которые могли бы возникнуть, прочел вслух:
"My cousin, My sister and I are skillful in interpreting dreams, and even entertain great fear of them; but of yours it may be said, I hope, every dream is an illusion.
«Милый кузен, моя сестра и я очень хорошо отгадываем сны, и мы ужасно боимся их, но про ваш, надеюсь, можно сказать: не верь снам, сны — обман.
Adieu!
Take care of yourself, and act so that we may from time to time hear you spoken of.
Прощайте, будьте здоровы и время от времени давайте нам о себе знать.
"Marie Michon"
Аглая Мишон ».
"And what dream does she mean?" asked the dragoon, who had approached during the reading.
— А о каком сне она пишет? — спросил драгун, подошедший во время чтения письма.
"Yez; what's the dream?" said the Swiss.
— Та, о каком сне? — подхватил швейцарец.
"Well, pardieu!" said Aramis, "it was only this: I had a dream, and I related it to her."
— Ах, боже Мой, да очень просто: о сне, который я видел и рассказал ей, — ответил Арамис.
"Yez, yez," said the Swiss; "it's simple enough to dell a dream, but I neffer dream."
— Та, поше мой, ощень просто рассказать свой сон, но я никокта не фишу сноф.
"You are very fortunate," said Athos, rising;
— Вы очень счастливы, — заметил Атос, вставая из-за стола. 
"I wish I could say as much!"
— Я был бы рад, если бы мог сказать то же самое.
"Neffer," replied the Swiss, enchanted that a man like Athos could envy him anything.
— Никокта! — повторил швейцарец, в восторге оттого, что такой человек, как Атос, хоть в этом ему завидует. 
"Neffer, neffer!"
— Никокта!
Никокта!
D'Artagnan, seeing Athos rise, did likewise, took his arm, and went out.
Д'Артаньян, увидев, что Атос встал, тоже поднялся, взял его под руку и вышел с ним.
Porthos and Aramis remained behind to encounter the jokes of the dragoon and the Swiss.
Портос и Арамис остались отвечать на грубоватые шутки драгуна и швейцарца.
As to Bazin, he went and lay down on a truss of straw; and as he had more imagination than the Swiss, he dreamed that Aramis, having become pope, adorned his head with a cardinal's hat.
А Базен пошел и улегся спать на соломенную подстилку и так как у него было более живое воображение, чем у швейцарца, то он видел сон, будто Арамис, сделавшись папой, возводит его в сан кардинала.
But, as we have said, Bazin had not, by his fortunate return, removed more than a part of the uneasiness which weighed upon the four friends.
Однако, как мы уже сказали, своим благополучным возвращением Базен развеял только часть той тревоги, которая не давала покоя четырем друзьям.
The days of expectation are long, and d'Artagnan, in particular, would have wagered that the days were forty-four hours.
Дни ожидания тянутся долго, и в особенности чувствовал это д'Артаньян, который готов был побиться об заклад, что в сутках стало теперь сорок восемь часов.
He forgot the necessary slowness of navigation; he exaggerated to himself the power of Milady.
Он забывал о вынужденной медлительности путешествия по морю и преувеличивал могущество миледи.
скачать в HTML/PDF
share