5#

Три мушкетера. Часть вторая. - параллельный перевод

Изучайте английский язык с помощью параллельного текста книги "Три мушкетера. Часть вторая". Метод интервальных повторений для пополнения словарного запаса английских слов. Встроенный словарь. Аналог метода Ильи Франка по изучению английского языка. Всего 815 книг и 2646 познавательных видеороликов в бесплатном доступе.

страница 193 из 310  ←предыдущая следующая→ ...

She turned toward the wall to smile—for there was in this smile such an expression of triumph that this smile alone would have betrayed her.
Миледи отвернулась к стене и улыбнулась: эта улыбка выражала такое торжество, что могла бы ее выдать.
She allowed, therefore, half an hour to pass away; and as at that moment all was silence in the old castle, as nothing was heard but the eternal murmur of the waves—that immense breaking of the ocean—with her pure, harmonious, and powerful voice, she began the first couplet of the psalm then in great favor with the Puritans:
Она подождала еще полчаса.
В старом замке царила тишина, слышен был только вечный шум прибоя — это необъятное дыхание океана.
Своим чистым, мелодичным и звучным голосом миледи запела первый стих излюбленного псалма пуритан:
"Thou leavest thy servants, Lord, To see if they be strong; But soon thou dost afford Thy hand to lead them on."
Ты нас, о боже, покидаешь,
Чтоб нашу силу испытать.
А после сам же осеняешь
Небесной милостью тех, кто умел страдать.
These verses were not excellent—very far from it; but as it is well known, the Puritans did not pique themselves upon their poetry.
Эти стихи были очень далеки от совершенства, но, как известно, пуритане не могли похвастаться поэтическим мастерством.
While singing, Milady listened.
Миледи пела и прислушивалась.
The soldier on guard at her door stopped, as if he had been changed into stone.
Milady was then able to judge of the effect she had produced.
Часовой у ее двери остановился как вкопанный; из этого миледи могла заключить, какое действие произвело ее пение.
Then she continued her singing with inexpressible fervor and feeling.
It appeared to her that the sounds spread to a distance beneath the vaulted roofs, and carried with them a magic charm to soften the hearts of her jailers.
И она продолжала петь с невыразимым жаром и чувством; ей казалось, что звуки разносятся далеко под сводами и, как волшебные чары, смягчают сердца ее тюремщиков.
It however likewise appeared that the soldier on duty—a zealous Catholic, no doubt—shook off the charm, for through the door he called:
Однако часовой, без сомнения ревностный католик, стряхнул с себя это очарование и крикнул через дверь:
"Hold your tongue, madame!
— Да замолчите, сударыня!
Your song is as dismal as a
'De profundis'; and if besides the pleasure of being in garrison here, we must hear such things as these, no mortal can hold out."
Ваша песня наводит тоску, как заупокойное пение, и если, кроме удовольствия стоять здесь в гарнизоне, придется еще слушать подобные вещи, то будет уж совсем невмоготу…
"Silence!" then exclaimed another stern voice which Milady recognized as that of Felton.
— Молчать! — сурово приказал кто-то, и миледи узнала голос Фельтона. 
"What are you meddling with, stupid?
— Чего вы суетесь не в свое дело, наглец?
Did anybody order you to prevent that woman from singing?
Разве вам было приказано, чтобы вы мешали этой женщине петь?
No.
You were told to guard her—to fire at her if she attempted to fly.
Нет, вам велели стеречь ее и стрелять, если она затеет побег.
Guard her!
If she flies, kill her; but don't exceed your orders."
Стерегите ее; если она надумает бежать, убейте ее, но не отступайте от данного вам приказа!
An expression of unspeakable joy lightened the countenance of Milady; but this expression was fleeting as the reflection of lightning.
Without appearing to have heard the dialogue, of which she had not lost a word, she began again, giving to her voice all the charm, all the power, all the seduction the demon had bestowed upon it:
Выражение неописуемой радости, мгновенное, как вспышка молнии, озарило лицо миледи, и, точно не слыша этого разговора, из которого она не упустила ни одного слова, пленница тотчас снова запела, придавая своему голосу всю полноту звука, все обаяние и всю чарующую прелесть, какой наделил его дьявол:
скачать в HTML/PDF
share