StudyEnglishWords

5#

Три мушкетера. Часть вторая. - параллельный перевод

Изучайте английский язык с помощью параллельного текста книги "Три мушкетера. Часть вторая". Метод интервальных повторений для пополнения словарного запаса английских слов. Встроенный словарь. Всего 542 книги и 1777 познавательных видеороликов в бесплатном доступе.

страница 198 из 310  ←предыдущая следующая→ ...

"If you have merited this shame, madame, if you have incurred this ignominy, you must submit to it as an offering to God."
— Если вы заслужили этот позор, сударыня, если вы навлекли на себя это бесчестье, надо претерпеть его, покорившись воле божьей.
"What do you say?
— Что вы говорите?
Oh, you do not understand me!
О, вы меня не понимаете!
When I speak of ignominy, you think I speak of some chastisement, of imprisonment or death.
Вы думаете, что, говоря о бесчестье, я разумею какое-нибудь наказание, тюрьму или смерть?
Would to heaven!
Дай бог, чтобы это было так!
Of what consequence to me is imprisonment or death?"
Что мне смерть или тюрьма!
"It is I who no longer understand you, madame," said Felton.
— Я перестаю понимать вас, сударыня.
"Or, rather, who pretend not to understand me, sir!" replied the prisoner, with a smile of incredulity.
— Или делаете вид, что перестали, — проронила пленница с улыбкой сомнения.
"No, madame, on the honor of a soldier, on the faith of a Christian."
— Нет, сударыня, клянусь честью солдата, клянусь верой христианина!
"What, you are ignorant of Lord de Winter's designs upon me?"
— Как!
Вам неизвестны намерения лорда Винтера относительно меня?
"I am."
— Нет, неизвестны.
"Impossible; you are his confidant!"
— Не может быть, ведь вы его поверенный!
"I never lie, madame."
— Я никогда не лгу, сударыня.
"Oh, he conceals them too little for you not to divine them."
— Ах, он так мало скрывает свои намерения, что их нетрудно угадать!
"I seek to divine nothing, madame; I wait till I am confided in, and apart from that which Lord de Winter has said to me before you, he has confided nothing to me."
— Я не стараюсь ничего отгадывать, сударыня, я жду, чтобы мне доверились, а лорд Винтер, кроме того, что он говорил при вас, ничего мне больше не доверял.
"Why, then," cried Milady, with an incredible tone of truthfulness, "you are not his accomplice; you do not know that he destines me to a disgrace which all the punishments of the world cannot equal in horror?"
— Значит, вы не его сообщник? — вскричала миледи с величайшей искренностью в голосе. 
— Значит, вы не знаете, что он готовит мне позор, в сравнении с которым ничто все земные наказания?
"You are deceived, madame," said Felton, blushing;
— Вы ошибаетесь, сударыня, — краснея, возразил Фельтон. 
"Lord de Winter is not capable of such a crime."
— Лорд Винтер не способен на такое злодеяние.
"Good," said Milady to herself; "without thinking what it is, he calls it a crime!"
«Отлично! — подумала миледи. 
— Еще не зная, о чем идет речь, он называет это злодеянием».
Then aloud,
И продолжала вслух:
"The friend of THAT WRETCH is capable of everything."
— Друг низкого человека на все способен.
"Whom do you call 'that wretch'?" asked Felton.
— Кого вы называете низким человеком? — спросил Фельтон.
"Are there, then, in England two men to whom such an epithet can be applied?"
— Разве есть в Англии другой человек, которого можно было бы назвать так?
"You mean George Villiers?" asked Felton, whose looks became excited.
— Вы говорите о Джордже Вилльерсе?.. — снова спросил Фельтон, и глаза его засверкали.
"Whom Pagans and unbelieving Gentiles call Duke of Buckingham," replied Milady.
— …которого язычники и неверующие зовут герцогом Бекингэмом, — договорила миледи. 
"I could not have thought that there was an Englishman in all England who would have required so long an explanation to make him understand of whom I was speaking."
— Я не думала, чтобы в Англии нашелся хоть один англичанин, которому нужно было бы так долго объяснять, о ком я говорю!
"The hand of the Lord is stretched over him," said Felton; "he will not escape the chastisement he deserves."
— Десница господня простерта над ним, — сказал Фельтон, — он не избегнет кары, которую заслуживает.
Felton only expressed, with regard to the duke, the feeling of execration which all the English had declared toward him whom the Catholics themselves called the extortioner, the pillager, the debauchee, and whom the Puritans styled simply Satan.
Фельтон лишь выражал по отношению к герцогу чувство омерзения, которое питали все англичане к тому, кого даже католики называли вымогателем, кровопийцей и развратником, а пуритане — просто сатаной.
скачать в HTML/PDF
share