5#

Три мушкетера. Часть вторая. - параллельный перевод

Изучайте английский язык с помощью параллельного текста книги "Три мушкетера. Часть вторая". Метод интервальных повторений для пополнения словарного запаса английских слов. Встроенный словарь. Аналог метода Ильи Франка по изучению английского языка. Всего 815 книг и 2646 познавательных видеороликов в бесплатном доступе.

страница 205 из 310  ←предыдущая следующая→ ...

Oh, you cannot believe what you say!"
Вы не думаете о том, что говорите!
"Let me act as I please, Felton, let me act as I please," said Milady, elated.
— Не препятствуйте мне, Фельтон, не препятствуйте! — воодушевляясь, сказала миледи. 
"Every soldier must be ambitious, must he not?
— Каждый солдат должен быть честолюбив, не правда ли?
You are a lieutenant?
Well, you will follow me to the grave with the rank of captain."
Вы — лейтенант, а за моим гробом вы будете идти в чине капитана.
"What have I, then, done to you," said Felton, much agitated, "that you should load me with such a responsibility before God and before men?
— Да что я вам сделал, что вы возлагаете на меня такую ответственность перед богом и людьми? — проговорил потрясенный ее словами Фельтон. 
In a few days you will be away from this place; your life, madame, will then no longer be under my care, and," added he, with a sigh, "then you can do what you will with it."
— Через несколько дней вы покинете этот замок, сударыня, ваша жизнь не будет больше под моей охраной, и тогда… — прибавил он со вздохом, — тогда поступайте с ней, как вам будет угодно.
"So," cried Milady, as if she could not resist giving utterance to a holy indignation, "you, a pious man, you who are called a just man, you ask but one thing—and that is that you may not be inculpated, annoyed, by my death!"
— Итак, — вскричала миледи, словно не в силах больше сдержать священное негодование, — вы, богобоязненный человек, вы, кого считают праведником, желаете только одного — чтобы вас не обвинили в моей смерти, чтобы она не причинила вам никакого беспокойства?
"It is my duty to watch over your life, madame, and I will watch."
— Я должен оберегать вашу жизнь, сударыня, и я сумею сделать это.
"But do you understand the mission you are fulfilling?
— Но понимаете ли вы, какую вы выполняете обязанность?
Cruel enough, if I am guilty; but what name can you give it, what name will the Lord give it, if I am innocent?"
То, что вы делаете, было бы жестоко, даже если б я была виновна; как же назовете вы свое поведение, как назовет его господь, если я невинна?
"I am a soldier, madame, and fulfill the orders I have received."
— Я солдат, сударыня, и исполняю порученные приказания.
"Do you believe, then, that at the day of the Last Judgment God will separate blind executioners from iniquitous judges?
— Вы думаете, господь в день Страшного суда отделит слепо повиновавшихся палачей от неправедных судей?
You are not willing that I should kill my body, and you make yourself the agent of him who would kill my soul."
Вы не хотите, чтобы я убила свое тело, а вместе с тем делаетесь исполнителем воли того, кто хочет погубить мою душу!
"But I repeat it again to you," replied Felton, in great emotion, "no danger threatens you; I will answer for Lord de Winter as for myself."
— Повторяю, — сказал Фельтон, начавший колебаться, — вам не грозит никакая опасность, и я отвечаю за лорда Винтера, как за самого себя.
"Dunce," cried Milady, "dunce! who dares to answer for another man, when the wisest, when those most after God's own heart, hesitate to answer for themselves, and who ranges himself on the side of the strongest and the most fortunate, to crush the weakest and the most unfortunate."
— Безумец! — вскричала миледи. 
— Жалкий безумец тот, кто осмеливается ручаться за другого, когда наиболее мудрые, наиболее угодные богу люди не осмеливаются поручиться за самих себя!
Безумец тот, кто принимает сторону сильнейшего и счастливейшего, чтобы притеснять слабую и несчастную!
"Impossible, madame, impossible," murmured Felton, who felt to the bottom of his heart the justness of this argument.
— Невозможно, сударыня, невозможно! — вполголоса произнес Фельтон, сознававший в душе всю справедливость этого довода. 
"A prisoner, you will not recover your liberty through me; living, you will not lose your life through me."
— Пока вы узница, вы не получите через меня свободу; пока вы живы, вы не лишитесь через меня жизни.
скачать в HTML/PDF
share