StudyEnglishWords

5#

Три мушкетера. Часть вторая. - параллельный перевод

Изучайте английский язык с помощью параллельного текста книги "Три мушкетера. Часть вторая". Метод интервальных повторений для пополнения словарного запаса английских слов. Встроенный словарь. Всего 392 книги и 1726 познавательных видеороликов в бесплатном доступе.

страница 82 из 310  ←предыдущая следующая→ ...

This separation, which was no more than an unpleasant circumstance, would have certainly become a cause of serious uneasiness if he had been able to guess by what unknown dangers he was surrounded.
Нет сомнения, что эта разлука, казавшаяся ему только неприятной, превратилась бы для него в предмет существенного беспокойства, если б он мог предугадать неведомые опасности, которые его окружали.
He, however, arrived without accident in the camp established before La Rochelle, of the tenth of the month of September of the year 1627.
Тем не менее 10 сентября 1627 года он благополучно прибыл в лагерь, расположенный под Ла-Рошелью.
Everything was in the same state.
The Duke of Buckingham and his English, masters of the Isle of Re, continued to besiege, but without success, the citadel St. Martin and the fort of La Pree; and hostilities with La Rochelle had commenced, two or three days before, about a fort which the Duc d'Angouleme had caused to be constructed near the city.
Положение не изменилось: герцог Бекингэм и его англичане, хозяева острова Рэ, продолжали осаждать, хотя и безуспешно, крепость Сен-Мартен и форт Ла-Пре; военные действия против Ла-Рошели открылись два-три дня назад, поводом к чему послужил новый форт, только что возведенный герцогом Ангулемским близ самого города.
The Guards, under the command of M.
Dessessart, took up their quarters at the Minimes; but, as we know, d'Artagnan, possessed with ambition to enter the Musketeers, had formed but few friendships among his comrades, and he felt himself isolated and given up to his own reflections.
Гвардейцы во главе с Дезэссаром расположились во францисканском монастыре.
Однако, как мы знаем, д'Артаньян, поглощенный честолюбивой мечтой сделаться мушкетером, мало дружил со своими товарищами; поэтому он оказался одиноким и был предоставлен собственным размышлениям.
His reflections were not very cheerful.
Размышления эти были не из веселых.
From the time of his arrival in Paris, he had been mixed up with public affairs; but his own private affairs had made no great progress, either in love or fortune.
За те два года, которые прошли со времени его приезда в Париж, он неоднократно оказывался втянутым в политические интриги; личные же его дела, как на поприще любви, так и карьеры, мало подвинулись вперед.
As to love, the only woman he could have loved was Mme.
Bonacieux; and Mme.
Bonacieux had disappeared, without his being able to discover what had become of her.
Если говорить о любви, то единственная женщина, которую он любил, была г-жа Бонасье, но г-жа Бонасье исчезла, и он все еще не мог узнать, что с ней сталось.
As to fortune, he had made—he, humble as he was—an enemy of the cardinal; that is to say, of a man before whom trembled the greatest men of the kingdom, beginning with the king.
Если же говорить о карьере, он, несмотря на все свое ничтожество, сумел нажить врага в лице кардинала, то есть человека, перед которым трепетали самые высокие особы королевства, начиная с короля.
That man had the power to crush him, and yet he had not done so.
Этот человек мог раздавить его, но почему-то не сделал этого.
For a mind so perspicuous as that of d'Artagnan, this indulgence was a light by which he caught a glimpse of a better future.
Для проницательного ума д'Артаньяна подобная снисходительность была просветом, сквозь который он прозревал лучшее будущее.
Then he had made himself another enemy, less to be feared, he thought; but nevertheless, he instinctively felt, not to be despised.
Кроме того, он нажил еще одного врага, менее опасного, — так, по крайней мере, он думал, — но пренебрегать которым все же не следовало — говорило ему его чутье.
This enemy was Milady.
Этим врагом была миледи.
In exchange for all this, he had acquired the protection and good will of the queen; but the favor of the queen was at the present time an additional cause of persecution, and her protection, as it was known, protected badly—as witness Chalais and Mme.
Bonacieux.
Взамен всего этого он приобрел покровительство и благосклонность королевы, но благосклонность королевы являлась по тем временам только лишним поводом для преследований, а покровительство ее, как известно, было очень плохой защитой: доказательством служили Шале и г-жа Бонасье.
скачать в HTML/PDF
share