StudyEnglishWords

6#

Тысяча дюжин. - параллельный перевод

Изучайте английский язык с помощью параллельного текста книги "Тысяча дюжин". Метод интервальных повторений для пополнения словарного запаса английских слов. Встроенный словарь. Всего 393 книги и 1726 познавательных видеороликов в бесплатном доступе.

страница 13 из 19  ←предыдущая следующая→ ...

On the Thirty Mile river he found much open water, spanned by precarious ice bridges and fringed with narrow rim ice, tricky and uncertain.
На Тридцатимильной реке он наткнулся на большие полыньи, прикрытые предательскими ледяными мостиками и обведенные каймой молодого льда, тонкой и ненадежной.
The rim ice was impossible to reckon on, and he dared it without reckoning, falling back on his revolver when his drivers demurred.
На этот молодой лед нельзя было полагаться, и индейцы колебались, но Расмунсен грозил им револьвером и шел вперед, невзирая ни на что.
But on the ice bridges, covered with snow though they were, precautions could be taken.
Однако на ледяных мостиках, хотя и прикрытых снегом, можно еще было принимать меры предосторожности.
These they crossed on their snowshoes, with long poles, held crosswise in their hands, to which to cling in case of accident.
Once over, the dogs were called to follow.
Они переходили эти мостики на лыжах, держа в руках длинные шесты, на случай, если подломится лед, и, выбравшись на ту сторону, звали собак.
And on such a bridge, where the absence of the centre ice was masked by the snow, one of the Indians met his end.
И как раз на таком мостике, где провал посредине был незаметен под снегом, погиб один из индейцев.
He went through as quickly and neatly as a knife through thin cream, and the current swept him from view down under the stream ice.
Он провалился в воду мгновенно и бесследно, как нож в сметану, и течение сразу увело его под лед.
That night his mate fled away through the pale moonlight, Rasmunsen futilely puncturing the silence with his revolver—a thing that he handled with more celerity than cleverness.
В ту же ночь при бледном лунном свете убежал второй индеец.
Расмунсен напрасно тревожил тишину выстрелами из револьвера, которым он орудовал с большей быстротой, чем сноровкой.
Thirty-six hours later the Indian made a police camp on the Big Salmon.
Спустя тридцать шесть часов этот индеец добрался до полицейского поста на реке Большой Лосось.
“Um—um—um funny mans—what you call?—top um head all loose,” the interpreter explained to the puzzled captain.
— Чудная человек!
Как сказать — голова набекрень, — объяснял переводчик изумленному капитану.
“Eh?
— А?
Yep, clazy, much clazy mans.
Ну да, рехнулась, совсем рехнулась.
Eggs, eggs, all a time eggs—savvy?
Говорит: яйца, яйца… Все про яйца!
Понятно?
Come bime-by.”
Скоро сюда придет.
It was several days before Rasmunsen arrived, the three sleds lashed together, and all the dogs in a single team.
Прошло несколько дней, и Расмунсен явился на пост на трех нартах, связанных вместе, и со всеми собаками, соединенными в одну упряжку.
It was awkward, and where the going was bad he was compelled to back-trip it sled by sled, though he managed most of the time, through herculean efforts, to bring all along on the one haul.
Это было очень неудобно, и в тех местах, где дорога была плохая, он переводил нарты поочередно, хотя ценою геркулесовых усилий ему удавалось вести их не расцепляя.
He did not seem moved when the captain of police told him his man was hitting the high places for Dawson, and was by that time, probably, half-way between Selkirk and Stewart.
Расмунсена, по-видимому, нисколько не взволновало, когда капитан сказал ему, что его индеец пошел в Доусон и теперь, вероятно, находится где-нибудь между Селкерком и рекой Стюарт.
Nor did he appear interested when informed that the police had broken the trail as far as Pelly; for he had attained to a fatalistic acceptance of all natural dispensations, good or ill.
Вполне безучастно выслушал он и сообщение, что полиция накатала тропу до Пелли; он дошел до того, что с фаталистическим равнодушием принимал все, что посылали ему стихии, — как добро, так и зло.
But when they told him that Dawson was in the bitter clutch of famine, he smiled, threw the harness on his dogs, and pulled out.
Зато когда ему сказали, что в Доусоне жестоко голодают, он усмехнулся, запряг своих собак и тронулся дальше.
скачать в HTML/PDF
share