StudyEnglishWords

6#

Тысяча дюжин. - параллельный перевод

Изучайте английский язык с помощью параллельного текста книги "Тысяча дюжин". Метод интервальных повторений для пополнения словарного запаса английских слов. Встроенный словарь. Всего 556 книг и 1797 познавательных видеороликов в бесплатном доступе.

страница 5 из 19  ←предыдущая следующая→ ...

He could not hear of it, but they over-persuaded him, and he reluctantly consented to take them at three hundred apiece.
Он не желал ничего слушать, однако в конце концов поддался на уговоры и нехотя согласился взять корреспондентов с собой за триста долларов с каждого.
Also they pressed upon him the passage money in advance.
Деньги они ему заплатили вперед.
And while they wrote to their respective journals concerning the Good Samaritan with the thousand dozen eggs, the Good Samaritan was hurrying back to the Swede at Linderman.
И покуда оба строчили в свои газеты сообщения о добром самаритянине, везущем тысячу дюжин яиц, этот добрый самаритянин уже торопился к шведу на озеро Линдерман.
“Here, you!
— Эй, вы!
Gimme that boat!” was his salutation, his hand jingling the correspondents’ gold pieces and his eyes hungrily bent upon the finished craft.
Давайте-ка сюда эту лодку, — приветствовал он шведа, позвякивая корреспондентскими золотыми и жадно оглядывая готовое суденышко.
The Swede regarded him stolidly and shook his head.
Швед флегматично смотрел на него, качал головой.
“How much is the other fellow paying?
— Сколько вам за него должны уплатить?
Three hundred?
Триста?
Well, here’s four.
Ладно, вот вам четыреста.
Take it.”
Берите.
He tried to press it upon him, but the man backed away.
Он совал деньги шведу, но тот только пятился от него.
“Ay tank not.
— Я думаль, нет.
Ay say him get der skiff boat.
Я говориль ему, лодка готовый, можно брать.
You yust wait—”
Вы погодить немножко…
“Here’s six hundred.
— Вот вам шестьсот.
Last call.
Take it or leave it.
Хотите берите, хотите нет.
Последний раз предлагаю.
Tell ’m it’s a mistake.”
Скажите там, что вышла ошибка.
The Swede wavered.
Швед заколебался и наконец сказал:
“Ay tank yes,” he finally said, and the last Rasmunsen saw of him his vocabulary was going to wreck in a vain effort to explain the mistake to the other fellows.
— Я думаль, да.
И после этого Расмунсен видел его только один раз — когда он, отчаянно коверкая язык, пытался объяснить другим заказчикам, какая вышла ошибка.
The German slipped and broke his ankle on the steep hogback above Deep Lake, sold out his stock for a dollar a dozen, and with the proceeds hired Indian packers to carry him back to Dyea.
Немец сломал ногу, поскользнувшись на крутом горном склоне у Глубокого озера, и, распродав свой товар по доллару за дюжину, на вырученные деньги нанял индейцев-носильщиков нести себя обратно в Дайю.
But on the morning Rasmunsen shoved off with his correspondents, his two rivals followed suit.
Но остальные два конкурента отправились следом за Расмунсеном в то же утро, когда он со своими попутчиками отчалил от берега.
“How many you got?” one of them, a lean little New Englander, called out.
— У вас сколько? — крикнул ему один из них, худенький и маленький янки из Новой Англии.
“One thousand dozen,” Rasmunsen answered proudly.
— Тысяча дюжин, — с гордостью, ответил Расмунсен.
“Huh!
— Ого!
I’ll go you even stakes I beat you in with my eight hundred.”
А у меня восемь сотен.
Давайте спорить, что я обгоню вас.
The correspondents offered to lend him the money; but Rasmunsen declined, and the Yankee closed with the remaining rival, a brawny son of the sea and sailor of ships and things, who promised to show them all a wrinkle or two when it came to cracking on.
Корреспонденты предлагали Расмунсену денег взаймы, но он отказался, и тогда янки заключили пари с последним из конкурентов, могучим сыном волны, море и сушу видавшим, который обещал показать им настоящую работу, когда понадобится.
And crack on he did, with a large tarpaulin square-sail which pressed the bow half under at every jump.
И показал, поставив большой брезентовый парус, отчего носовая часть лодки то и дело окуналась в воду.
He was the first to run out of Linderman, but, disdaining the portage, piled his loaded boat on the rocks in the boiling rapids.
Он первым вышел из озера Линдерман, но не пожелал идти волоком и посадил перегруженную лодку на камни среди клокочущих порогов.
скачать в HTML/PDF
share