7#

Уловка-22. - параллельный перевод

Изучайте английский язык с помощью параллельного текста книги "Уловка-22". Метод интервальных повторений для пополнения словарного запаса английских слов. Встроенный словарь. Аналог метода Ильи Франка по изучению английского языка. Всего 742 книги и 2137 познавательных видеороликов в бесплатном доступе.

страница 154 из 480  ←предыдущая следующая→ ...

When he spun around in his bewilderment, Aarfy was grinning proudly from ear to ear like something inhuman as he held up a shattered paper map for Yossarian to see.
Пораженный, он замотал головой, в то время как Аарфи, улыбаясь во весь рот гордой улыбкой деревянного божка, держал перед носом Йоссариана изодранную в клочья карту.
A large chunk of flak had ripped up from the floor through Aarfy’s colossal jumble of maps and had ripped out through the ceiling inches away from their heads.
Крупный осколок зенитного снаряда пробил пол кабины, прошел сквозь толстую пачку навигационных карт и вылетел через потолок.
Aarfy’s joy was sublime.
Аарфи был вне себя от радости.
‘Will you look at this?’ he murmured, waggling two of his stubby fingers playfully into Yossarian’s face through the hole in one of his maps.
— Ты посмотри! — воскликнул он и, просунув два пальца сквозь дыру в карте, сделал Йоссариану «козу».
‘Will you look at this?’
— Ты только посмотри!
Yossarian was dumbfounded by his state of rapturous contentment.
Бурная радость совершенно ошарашила Йоссариана.
Aarfy was like an eerie ogre in a dream, incapable of being bruised or evaded, and Yossarian dreaded him for a complex of reasons he was too petrified to untangle.
Аарфи был похож на страшного великана-людоеда из кошмарного сна — его нельзя было ни обойти, ни столкнуть с места.
Йоссариан панически боялся Аарфи по многим причинам.
Wind whistling up through the jagged gash in the floor kept the myriad bits of paper circulating like alabaster particles in a paperweight and contributed to a sensation of lacquered, waterlogged unreality.
Ветер со свистом врывался сквозь рваную пробоину в полу, и мириады кусочков белой, как гипс, бумаги порхали в самолете, отчего у Йоссариана еще больше усилилось ощущение, будто вся эта фантасмагория происходит в каком-то нереальном, подводном царстве.
Everything seemed strange, so tawdry and grotesque.
Все казалось странным, бутафорским, гротескным.
His head was throbbing from a shrill clamor that drilled relentlessly into both ears.
It was McWatt, begging for directions in an incoherent frenzy.
Голова у Йоссариана раскалывалась от шума, в ушах гудело и пищало: это рассвирепевший Макуотт настойчиво требовал указаний курса.
Yossarian continued staring in tormented fascination at Aarfy’s spherical countenance beaming at him so serenely and vacantly through the drifting whorls of white paper bits and concluded that he was a raving lunatic just as eight bursts of flak broke open successively at eye level off to the right, then eight more, and then eight more, the last group pulled over toward the left so that they were almost directly in front.
С болезненным интересом Йоссариан продолжал изучать лунообразную физиономию Аарфи, который в свою очередь уставился на него сквозь бумажную метель таким сияющим, безоблачным и бессмысленным взглядом, что Йоссариан окончательно убедился, что имеет дело с ненормальным.
В это время один за другим справа разорвались восемь зенитных снарядов, потом еще восемь — левее, и еще восемь — еще левее.
Последняя восьмерка взрывов оказалась прямо по курсу самолета.
‘Turn left hard!’ he hollered to McWatt, as Aarfy kept grinning, and McWatt did turn left hard, but the flak turned left hard with them, catching up fast, and Yossarian hollered,
‘I said hard, hard, hard, hard, you bastard, hard!’
— Круто влево! — заорал Йоссариан Макуотту.
Аарфи захихикал.
Макуотт взял круто влево, но и зенитные разрывы вместе с ними перекинулись влево, быстро нагоняя самолет.
— Я говорю: круче, круче, круче, круче, паскуда, круче! — завывал Йоссариан.
And McWatt bent the plane around even harder still, and suddenly, miraculously, they were out of range.
Макуотт еще круче развернул самолет, и вдруг точно произошло чудо — они ушли из зоны огня.
The flak ended.
Обстрел кончился.
The guns stopped booming at them.
And they were alive.
Орудия перестали палить в них, и они остались живы.
Behind him, men were dying.
А там позади еще умирали люди.
Strung out for miles in a stricken, tortuous, squirming line, the other flights of planes were making the same hazardous journey over the target, threading their swift way through the swollen masses of new and old bursts of flak like rats racing in a pack through their own droppings.
Растянувшись на целые мили потрепанной, истерзанной, извивающейся цепочкой, другие звенья совершили столь же рискованное путешествие над целью и теперь прокладывали себе путь сквозь разбухшие клубы новых и старых разрывов, подобно стае крыс, пробегающих мимо кучек собственного помета.
скачать в HTML/PDF
share
основано на 6 оценках: 5 из 5 1