5#

Безмолвный дом. - параллельный перевод

Изучайте английский язык с помощью параллельного текста книги "Безмолвный дом". Метод интервальных повторений для пополнения словарного запаса английских слов. Встроенный словарь. Аналог метода Ильи Франка по изучению английского языка. Всего 593 книги и 1850 познавательных видеороликов в бесплатном доступе.

страница 1 из 213  ←предыдущая следующая→ ...

THE SILENT HOUSE
Безмолвный дом
CHAPTER I
THE TENANT OF THE SILENT HOUSE
Глава I Арендатор безмолвного дома
Lucian Denzil was a briefless barrister, who so far departed from the traditions of his brethren of the long robe as not to dwell within the purlieus of the Temple.
Люциан Дензил считался неопытным адвокатом, и гардероб его отличался от традиционных длинных одежд собратьев по профессии.
Да и жил он достаточно далеко от храма Фемиды.
For certain private reasons, not unconnected with economy, he occupied rooms in Geneva Square, Pimlico; and, for the purposes of his profession, repaired daily, from ten to four, to Serjeant's Inn, where he shared an office with a friend equally briefless and poor.
По личным причинам, никак не связанным с денежным вопросом, он расположился в комнатах на Женевской площади, в Пимлико.
Каждый день он ходил в гостиницу
«Сарджент Инн», где располагался его офис, и находился там с десяти до четырех.
Он делил его с другом – таким же неопытным и бедным адвокатом.
This state of things sounds hardly enviable, but Lucian, being young and independent to the extent of £300 a year, was not dissatisfied with his position.
Такое положение вещей едва ли можно было считать завидным, но Люциан, молодой и независимый при своих трехстах фунтах в год, был полностью удовлетворен своим положением.
As his age was only twenty-five, there was ample time, he thought, to succeed in his profession; and, pending that desirable consummation, he cultivated the muses on a little oatmeal, after the fashion of his kind.
Ему только исполнилось двадцать пять, и он считал, что у него еще вполне достаточно времени преуспеть в своей профессии.
В ожидании исполнения желаний он часто размышлял, манерно застыв над тарелкой овсянки.
There have been lives less happily circumstanced.
Все могло быть много хуже.
Geneva Square was a kind of backwater of the great river of town life which swept past its entrance with speed and clamour without disturbing the peace within.
Женевская площадь напоминала своего рода болото на краю большой реки городской жизни, которая неслась мимо нее со скоростью и шумом, не нарушая мир в пределах, очерченных площадью.
One long, narrow street led from a roaring thoroughfare into a silent quadrangle of tall grey houses, occupied by lodging-house keepers, city clerks and two or three artists, who represented the Bohemian element of the place.
Единственный длинный узкий переулок вел от ревущей центральной улицы на тихую четырехугольную площадь со стенами из высоких серых зданий, где жили владельцы меблированных комнат, городские клерки и два или три художника, представлявшие своего рода местную богему.
In the centre there was an oasis of green lawn, surrounded by rusty iron railings the height of a man, dotted with elms of considerable age, and streaked with narrow paths of yellow gravel.
В центре площади располагался оазис – зеленая лужайка, окруженная ржавой железной решеткой высотой в рост человека, перемежавшаяся со старыми вязами и расчерченная узкими дорожками желтого гравия.
The surrounding houses represented an eminently respectable appearance, with their immaculately clean steps, white-curtained windows, and neat boxes of flowers.
Окружающие здания выглядели чрезвычайно представительно – безукоризненно чистые ступени крыльца, окна с белоснежными занавесками и ухоженные цветки в горшках.
The windows glittered like diamonds, the door-knobs and plates shone with a yellow lustre, and there were no sticks, or straws, or waste paper lying about to mar the tidy look of the square.
Стекла в окнах блестели подобно алмазам, ручки дверей и металлические пластины сияли желтым блеском, не было никаких веток или сухих травинок, брошенные бумажки не нарушали опрятный вид площади.
With one exception, Geneva Square was a pattern of all that was desirable in the way of cleanliness and order.
За одним исключением Женевская площадь была образцом чистоты и благопристойности.
One might hope to find such a haven in some somnolent cathedral town, but scarcely in the grimy, smoky, restless metropolis of London.
Такую тихую гавань можно было найти в любом сонном кафедральном городке, но едва ли в грязной, дымной, беспокойной столице – Лондоне.
скачать в HTML/PDF
share

←предыдущая следующая→ ...