7#

Двенадцать стульев. - параллельный перевод

Изучайте английский язык с помощью параллельного текста книги "Двенадцать стульев". Метод интервальных повторений для пополнения словарного запаса английских слов. Встроенный словарь. Аналог метода Ильи Франка по изучению английского языка. Всего 808 книг и 2505 познавательных видеороликов в бесплатном доступе.

страница 166 из 302  ←предыдущая следующая→ ...

On the window-sill lay a piece of paper containing bits of sausage skin.
На подоконнике лежала бумажка с колбасными шкурками.
The low divan by the wall was piled with newspapers.
Тахта у стены была завалена газетами.
There were a few dusty books on the small bookshelf.
На маленькой полочке стояло несколько пыльных книг.
Photographs of tomcats, little cats, and female cats looked down from the walls.
Со стен глядели цветные фотографии котов, котиков и кошечек.
In the middle of the room, next to a pair of dirty shoes which had toppled over sideways, was a walnut chair.
Посредине комнаты, рядом с грязными, повалившимися на бок ботинками, стоял ореховый стул.
Crimson wax seals dangled from all the pieces of furniture, including the chair from the Stargorod mansion.
На всех предметах меблировки, в том числе и стуле из старгородского особняка, болтались малиновые сургучные печати.
Ippolit Matveyevich paid no attention to this.
Но Ипполит Матвеевич не обратил на это внимания.
He immediately forgot about the criminal code and Ostap's admonition, and ran towards the chair.
Он сразу же забыл об уголовном кодексе, о наставлениях Остапа и подскочил к стулу.
At this moment the papers on the divan began to stir.
В это время газеты на тахте зашевелились.
Ippolit Matveyevich started back in fright.
Ипполит Матвеевич испугался.
The papers moved a little way and fell on to the floor; from beneath them emerged a small, placid tomcat.
Газеты поползли и свалились с тахты.
Из-под них вышел спокойный котик.
It looked uninterestedly at Ippolit Matveyevich and began to wash itself, catching at its ear, face and whiskers with its paw.
Он равнодушно посмотрел на Ипполита Матвеевича и стал умываться, захватывая лапкой ухо, щечку и ус.
"Bah!" said Ippolit Matveyevich and dragged the chair towards the door.
– Фу, – сказал Ипполит Матвеевич.
И потащил стул к двери.
The door opened for him and there on the threshold stood the occupant of the room, the stranger with the bleat.
Дверь раскрылась сама.
На пороге появился хозяин комнаты – блеющий незнакомец.
He was wearing a coat under which could be seen a pair of lilac underpants.
Он был в пальто, из-под которого виднелись лиловые кальсоны.
He was carrying his trousers in Ms hand.
В руке он держал брюки.
It could be said that there was no one like Absalom Vladimirovich Iznurenkov in the whole Republic.
Об Авессаломе Владимировиче Изнуренкове можно было сказать, что другого такого человека нет во всей республике.
The Republic valued his services.
Республика ценила его по заслугам.
He was of great use to it.
Он приносил ей большую пользу.
But, for all that, he remained unknown, though he was just as skilled in his art as Chaliapin was in singing, Gorky in writing, Capablanca in chess, Melnikov in ice-skating, and that very large-nosed and brown Assyrian occupying the best place on the corner of Tverskaya and Kamerger streets was in cleaning black boots with brown polish.
И за всем тем он оставался неизвестным, хотя в своем искусстве он был таким же мастером, как Шаляпин – в пении, Горький – в литературе, Капабланка – в шахматах, Мельников – в беге на конькахи самый носатый, самый коричневый ассириец, занимающий лучшее место на углу Тверской и Камергерского, – в чистке сапог желтым кремом.
Chaliapin sang.
Шаляпин пел.
Gorky wrote great novels.
Горький писал большой роман.
Capablanca prepared for his match against Alekhine.
Капабланка готовился к матчу с Алехиным.
Melnikov broke records.
Мельников рвал рекорды.
The Assyrian made citizens' shoes shine like mirrors.
Ассириец доводил штиблеты граждан до солнечного блеска.
Absalom Iznurenkov made jokes.
Авессалом Изнуренков – острил.
He never made them without reason, just for the effect.
Он никогда не острил бесцельно, ради красного словца.
скачать в HTML/PDF
share
основано на 3 оценках: 4 из 5 1