StudyEnglishWords

7#

Двенадцать стульев. - параллельный перевод

Изучайте английский язык с помощью параллельного текста книги "Двенадцать стульев". Метод интервальных повторений для пополнения словарного запаса английских слов. Встроенный словарь. Всего 556 книг и 1797 познавательных видеороликов в бесплатном доступе.

страница 44 из 302  ←предыдущая следующая→ ...

When he reached the word "music" Alexander Yakovlevich blushed.
Дойдя до слова «музыкальный», Александр Яковлевич покраснел.
First his chin turned red, then his forehead and cheeks.
Сначала запылал подбородок, потом лоб и щеки.
Alchen felt very ashamed.
Альхену было очень стыдно.
He had sold all the instruments belonging to the wind section a long time before.
Он давно уже продал все инструменты духовой капеллы.
The feeble lungs of the old women had never produced anything more than a puppy-like squeak from them, anyway.
Слабые легкие старух все равно выдували из них только щенячий визг.
It was ridiculous to see such a mass of metal in so helpless a condition.
Было смешно видеть эту громаду металла в таком беспомощном положении.
Alchen had not been able to resist selling the wind section, and now he felt very guilty.
Альхен не мог не украсть капеллу.
И теперь ему было очень стыдно.
A slogan written in large letters on a piece of the same mouse-grey woollen cloth spanned the wall between the windows.
It said:
На стене, простершись от окна до окна, висел лозунг, написанный белыми буквами на куске туальденора мышиного цвета:
A BRASS BAND IS THE PATH
TO COLLECTIVE CREATIVITY
«Духовой оркестр – путь к коллективному творчеству».
"Very good," said Ostap.
"This recreation room does not constitute a fire hazard.
– Очень хорошо, – сказал Остап, – комната для кружковых занятий никакой опасности в пожарном отношении не представляет.
Let's go on."
Перейдем дальше.
Passing through the front rooms of Vorobyaninov's house, Ostap could see no sign of a walnut chair with curved legs and English chintz upholstery.
Пройдя фасадные комнаты воробьяниновского особняка быстрым аллюром, Остап нигде не заметил орехового стула с гнутыми ножками, обитого светлым английским ситцем в цветочках.
The iron-smooth walls were plastered with directives issued to the Second Home.
По стенам утюженного мрамора были наклеены приказы по дому № 2 Старсобеса.
Ostap read them and, from time to time, asked enthusiastically:
Остап читал их, время от времени энергично спрашивая:
"Are the chimneys swept regularly?
«Дымоходы прочищаются регулярно?
Are the stoves working properly?"
Печи в порядке?»
And, receiving exhaustive answers, moved on.
И, получая исчерпывающие ответы, двигался дальше.
The fire inspector made a diligent search for at least one corner of the house which might constitute a fire hazard, but in that respect everything seemed to be in order.
Инспектор пожарной охраны усердно искал в доме хотя бы один уголок, представляющий опасность в пожарном отношении, но в пожарном отношении все было благополучно.
His second quest, however, was less successful.
Зато розыски клада были безуспешны.
Ostap went into the dormitories.
As he appeared, the old women stood up and bowed low.
Остап входил в спальни старух, которые при его появлении вставали и низко кланялись.
The rooms contained beds covered with blankets, as hairy as a dog's coat, with the word
"Feet" woven at one end.
Здесь стояли койки, устланные ворсистыми, как собачья шерсть, одеялами, с одной стороны которых фабричным способом было выткано слово
«Ноги».
Below the beds were trunks, which at the initiative of Alexander Yakovlevich, who liked to do things in a military fashion, projected exactly one-third of their length.
Под кроватями стояли сундучки, выдвинутые по инициативе Александра Яковлевича, любившего военную постановку дела, ровно на одну треть.
Everything in the Home was marked by its extreme modesty; the furniture that consisted solely of garden benches taken from Alexander Boulevard (now renamed in honour of the Proletarian Voluntary Saturdays), the paraffin lamps bought at the local market, and the very blankets with that frightening word,
Все в доме № 2 поражало глаз своей чрезмерной скромностью: и меблировка, состоявшая исключительно из садовых скамеек, привезенных с Александровского, ныне имени Пролетарских Субботников, бульвара, и базарные керосиновые лампочки, и самые одеяла с пугающим словом
скачать в HTML/PDF
share
основано на 1 оценках: 4 из 5 1