6#

Убийство в «Восточном экспрессе». - параллельный перевод

Изучайте английский язык с помощью параллельного текста книги "Убийство в «Восточном экспрессе»". Метод интервальных повторений для пополнения словарного запаса английских слов. Встроенный словарь. Аналог метода Ильи Франка по изучению английского языка. Всего 803 книги и 2479 познавательных видеороликов в бесплатном доступе.

страница 14 из 172  ←предыдущая следующая→ ...

The food, too, was unusually good.
Еда тут, надо сказать, была удивительно хороша.
It was not till they were eating a delicate cream cheese that M. Bouc allowed his attention to wander to matters other than nourishment.
Мсье Бук позволил себе отвлечь внимание от трапезы лишь тогда, когда они перешли к нежному сливочному сыру.
He was at the stage of a meal when one becomes philosophic.
Мсье Бук был уже на той стадии насыщения, когда тянет философствовать.
“Ah!” he sighed.
“If I had but the pen of a Balzac!
I would depict this scene.”
He waved a hand.
– Будь у меня талант Бальзака, – вздохнул он, – я бы обязательно описал вот это! – И он обвел рукой ресторан.
“It is an idea, that,” said Poirot.
– Неплохая мысль, – сказал Пуаро.
“Ah, you agree?
– Вы со мной согласны?
It has not been done, I think?
Кажется, такого в литературе еще не было.
And yet – it lends itself to romance, my friend.
А между тем в этом есть своя романтика, друг мой.
All around us are people, of all classes, of all nationalities, of all ages.
Посмотрите – вокруг нас люди всех классов, всех национальностей, всех возрастов.
For three days these people, these strangers to one another, are brought together.
They sleep and eat under one roof, they cannot get away from each other.
В течение трех дней эти совершенно чужие друг другу люди неразлучны – они спят, едят под одной крышей.
At the end of three days they part, they go their several ways, never perhaps to see each other again.”
Проходит три дня, они расстаются с тем, чтобы никогда больше не встретиться, и каждый идет своим путем.
“And yet,” said Poirot, “suppose an accident–”
– Однако, – сказал Пуаро, – представьте какой-нибудь несчастный случай…
“Ah, no, my friend–”
– Избави бог, мой друг…
“From your point of view it would be regrettable, I agree.
– Я понимаю, что, с вашей точки зрения, это было бы весьма нежелательно.
But nevertheless let us just for one moment suppose it.
И все же давайте хоть на минуту представим себе такую возможность.
Then, perhaps, all these here are linked together – by death.”
Предположим, что всех людей, собравшихся здесь, объединила, ну, скажем, к примеру, смерть.
“Some more wine,” said M. Bouc, hastily pouring it out.
“You are morbid, mon cher.
– Не хотите ли еще вина? – предложил мсье Бук и поспешно разлил вино по бокалам. – Вы мрачно настроены, мой друг.
It is, perhaps the digestion.”
Наверное, виновато пищеварение.
“It is true,” agreed Poirot, “that the food in Syria was not perhaps quite suited to my stomach.”
– Вы правы в одном, – согласился Пуаро, – мой желудок мало приспособлен к сирийской кухне.
He sipped his wine.
Он отхлебнул вина.
Then, leaning back, he ran his eye thoughtfully round the dining-car.
Откинулся на спинку стула и задумчиво окинул взглядом вагон.
There were thirteen people seated there and, as M. Bouc had said, of all classes and nationalities.
В ресторане сидели тринадцать человек, и, как верно подметил мсье Бук, здесь были представители самых разных классов и национальностей.
He began to study them.
Пуаро внимательно их разглядывал.
At the table opposite them were three men.
За столом напротив сидели трое мужчин.
They were, he guessed, single travellers graded and placed there by the unerring judgment of the restaurant attendants.
Ресторанный официант с присущим ему безошибочным чутьем распознал мужчин, путешествующих в одиночку, и собрал их за один столик.
A big swarthy Italian was picking his teeth with gusto.
Смуглый верзила итальянец смачно ковырял в зубах.
Opposite him a spare neat Englishman had the expressionless disapproving face of the well-trained servant.
Напротив него сидел тощий прилизанный англичанин с брюзгливым невозмутимым лицом типичного слуги из хорошего дома.
Next to the Englishman was a big American in a loud suit – possibly a commercial traveller.
Рядом с англичанином развалился огромный американец в пестром пиджаке – скорее всего коммивояжер.
скачать в HTML/PDF
share
основано на 3 оценках: 5 из 5 1