StudyEnglishWords

4#

Сестра Керри. - параллельный перевод

Изучайте английский язык с помощью параллельного текста книги "Сестра Керри". Метод интервальных повторений для пополнения словарного запаса английских слов. Встроенный словарь. Всего 542 книги и 1777 познавательных видеороликов в бесплатном доступе.

страница 27 из 458  ←предыдущая следующая→ ...

She boarded a car in the best of spirits, feeling her blood still flowing pleasantly.
В самом радужном настроении Керри села в вагон конки, чувствуя, как кровь горячей струей бежит по жилам.
She would live in Chicago, her mind kept saying to itself.
Она будет жить в Чикаго — не переставало стучать у нее в мозгу.
She would have a better time than she had ever had before — she would be happy.
Она будет жить веселее, чем раньше.
Она будет счастлива!
Chapter IV
4.
The Spendings of Fancy — Facts Answer with Sneers
Мечты утрачены, действительность глумится
For the next two days Carrie indulged in the most high-flown speculations.
В продолжение двух дней Керри предавалась необузданным мечтаниям.
Her fancy plunged recklessly into privileges and amusements which would have been much more becoming had she been cradled a child of fortune.
В воображении она окунулась во все те удовольствия и развлечения, которые были бы ей доступны, случись ей родиться богатой.
With ready will and quick mental selection she scattered her meagre four-fifty per week with a swift and graceful hand.
Быстро и не задумываясь, она уже во все стороны разбросала щедрою рукой свои скудные четыре с половиной доллара в неделю.
Керри не жалела денег и быстро делала свой выбор.
Indeed, as she sat in her rocking-chair these several evenings before going to bed and looked out upon the pleasantly lighted street, this money cleared for its prospective possessor the way to every joy and every bauble which the heart of woman may desire.
В те часы перед сном, когда она сидела в качалке у окна, любуясь освещенными улицами, будущий заработок прокладывал своей обладательнице дорогу ко всем утехам и безделушкам, какие только может пожелать женское сердце.
“I will have a fine time,” she thought.
«И начнется чудесная жизнь», — мечтала Керри.
Her sister Minnie knew nothing of these rather wild cerebrations, though they exhausted the markets of delight.
Ее сестра Минни была далека от этих неукротимых полетов фантазии, которой доступны все возможные радости жизни.
She was too busy scrubbing the kitchen woodwork and calculating the purchasing power of eighty cents for Sunday’s dinner.
Жена Гансона была слишком занята мытьем пола в кухне и размышлениями над тем, что можно купить на восемьдесят центов, которые она могла истратить на воскресный обед.
When Carrie had returned home, flushed with her first success and ready, for all her weariness, to discuss the now interesting events which led up to her achievement, the former had merely smiled approvingly and inquired whether she would have to spend any of it for car fare.
Когда Керри вернулась домой, возбужденная первой своей удачей и готовая, несмотря на усталость, без конца обсуждать интересные подробности своих скитаний, завершившихся таким успехом, Минни лишь одобрительно улыбнулась и спросила, сколько из ее заработка уйдет на проезд.
This consideration had not entered in before, and it did not now for long affect the glow of Carrie’s enthusiasm.
Хотя Керри упустила из виду это соображение, оно не могло надолго охладить ее пыл.
Disposed as she then was to calculate upon that vague basis which allows the subtraction of one sum from another without any perceptible diminution, she was happy.
Девушка была счастлива; она находилась в том настроении, которое позволяет вычитать одну сумму из другой без заметного ущерба для последней.
When Hanson came home at seven o’clock, he was inclined to be a little crusty — his usual demeanour before supper.
Гансон вернулся домой в семь часов вечера.
Он был немного не в духе, как всегда перед обедом.
This never showed so much in anything he said as in a certain solemnity of countenance and the silent manner in which he slopped about.
Это обычно проявлялось не столько в его тоне или словах, сколько в его манере безмолвно, с хмурым видом ходить из комнаты в комнату.
He had a pair of yellow carpet slippers which he enjoyed wearing, and these he would immediately substitute for his solid pair of shoes.
This, and washing his face with the aid of common washing soap until it glowed a shiny red, constituted his only preparation for his evening meal.
У него были желтые войлочные туфли, и, вернувшись домой, он тотчас же с наслаждением надевал их вместо тяжелых башмаков, затем мыл лицо куском простого стирального мыла и так тер кожу, что она становилась пунцовой и лоснящейся, — в этом и заключались все его приготовления к вечерней трапезе.
скачать в HTML/PDF
share
основано на 1 оценках: 5 из 5 1