5#

Последний сеанс. - параллельный перевод

Изучайте английский язык с помощью параллельного текста книги "Последний сеанс". Метод интервальных повторений для пополнения словарного запаса английских слов. Встроенный словарь. Аналог метода Ильи Франка по изучению английского языка. Всего 760 книг и 2198 познавательных видеороликов в бесплатном доступе.

страница 3 из 14  ←предыдущая следующая→ ...

Raoul laughed.
"Bravo, Elise!
— Браво, Элиза!
— Рауль рассмеялся.
You are a faithful friend, and you must approve of me now that I have told you Madame is going to give up the spirits."
— Вы — настоящий друг и, должно быть, одобрите моё решение настоять, чтобы ваша хозяйка бросила всех этих духов и прочий спиритизм.
He expected the old woman to receive this pleasantry with a laugh, but somewhat to his surprise she remained grave.
Он ожидал, что женщина воспримет это шутливое замечание с улыбкой, но её лицо почему-то сохранило мрачно-серьёзное выражение, и это удивило Рауля.
"Supposing, monsieur," she said hesitatingly, lithe spirits will not give her up?"
— А что, если… — нерешительно молвила Элиза, — что, если духи так и не оставят её, месье?
Raoul stared at her.
"Eh!
What do you mean?"
— О!
Что вы хотите этим сказать?
— Рауль вытаращил на неё глаза.
"I said," repeated Elise, "supposing the spirits will not give her up?"
— Ну… я говорю, что будет, если вдруг духи так и не отвяжутся от неё? — повторила служанка.
"I thought you didn't believe in the spirits, Elise?"
— Вот уж не думал, что вы верите в духов, Элиза.
"No more I do," said Elise stubbornly.
— А я и не верю, — в голосе Элизы зазвучали непреклонные нотки.
"It is foolish to believe in them.
— Какой дурак в них поверит!
All the same..."
И всё-таки…
"Well?"
— Так-так.
"It is difficult for me to explain, monsieur.
— Мне трудно объяснить вам это, месье.
You see, me, I always thought that these mediums, as they call themselves, were just clever cheats who imposed on the poor souls who had lost their dear ones.
Понимаете, я… мне всегда казалось, что эти медиумы, как они себя величают, — просто хитрые прохиндеи, которые надувают несчастных, лишившихся своих близких.
But Madame is not like that.
Но госпожа совсем не такая.
Madame is good.
Госпожа хорошая.
Madame is honest, and..."
She lowered her voice and spoke in a tone of awe.
"Things happen.
Она честная и… — Элиза понизила голос, в её речи зазвучали нотки благоговейного трепета: — Ведь всё получается.
It is not trickery, things happen, and that is why I am afraid.
Никакого обмана.
Всё выходит, и именно этого я боюсь.
For I am sure of this, monsieur, it is not right.
Потому что, я уверена, месье, всё это не к добру.
It is against nature and le bon Dieu, and somebody will have to pay."
Это противно природе и всемилостивейшему Господу нашему.
И кому-то придётся за это расплачиваться.
Raoul got up from his chair and came and patted her on the shoulder.
Рауль поднялся со стула, подошёл к служанке и потрепал её по плечу.
"Calm yourself, my good Elise," he said, smiling.
— Успокойтесь, милая Элиза, — с улыбкой сказал он.
"See, I will give you some good news.
— У меня есть для вас добрая весть: сегодня — последний сеанс.
Today is the last of these séances; after today there will be no more."
С завтрашнего дня их больше не будет.
"There is one today, then?" asked the old woman suspiciously.
— Выходит, один сеанс назначен на сегодня? — в вопросе пожилой женщины сквозила подозрительность.
"The last, Elise, the last."
— Последний, Элиза, последний.
Elise shook her head disconsolately.
"Madame is not fit..." she began.
— Госпожа не готова, ей нездоровится… — Элиза сокрушенно покачала головой.
But her words were interrupted, the door opened and a tall, fair woman came in.
Договорить ей не удалось: распахнулась дверь, и вошла высокая, красивая женщина.
She was slender and graceful, with the face of a Botticelli Madonna.
Она была изящна и грациозна, а её лицо напоминало лик мадонны Боттичелли.
Raoul's face lighted up, and Elise withdrew quickly and discreetly.
Рауль прямо-таки засиял от радости, и Элиза тихонько вышла, оставив их одних.
"Simone!"
He took both her long, white hands in his and kissed each in turn.
— Симонэ! — он взял её длинные белые руки в свои и принялся целовать их.
She murmured his name very softly.
Женщина нежно произнесла его имя:
скачать в HTML/PDF
share